Почему обществу важно знать о социологическом обеспечении вахты (живем на юге, работаем на севере)?

«Вторая индустриализация», новый этап освоения нефтегазовых ресурсов Тюменского Севера, связанный с реализацией крупных инвестиционных проектом – вводом в эксплуатацию месторождений полуостровов Гыданский и Ямал, акваторий Обской и Тазовской губ, Карского моря, строительством заводов по производству сжиженного газа, морского порта и аэропорта в пос. Сабетта и др. – требуют все больше квалифицированных работников. В Арктике, куда отнесен Ямало-Ненецкий автономный округ (ЯНАО), нет в нужном количестве и качестве ни таких кадров, ни условий для их расселения (экстремальные природно-климатические условия, не пригодные для постоянного проживания пришлого населения, отсутствие необходимой социальной инфраструктуры). Та же ситуация на вновь осваиваемых месторождениях Восточной Сибири. Выход один, и он известен – вахта.

Термин «вахта» первоначально применялся в морским деле для обозначения дежурств на корабле, но, затем получил более широкое применение и стал означать время выполнения работ в условиях их непрерывности, а также период, включающий кроме этого и междусменный и еженедельный отдых в вахтовом поселке.

Понятием «вахтовый метод» стали обозначать нетрадиционный способ организации производства, основанный на использовании работников вне постоянного места их жительства, когда ежедневное возвращение домой невозможно. Работа при этом осуществляется сменным (вахтовым) персоналом, проживающим в специальных вахтовых поселках. В соответствии с действующим законодательством к вахтовому труду не могут привлекаться лица моложе 18 лет, беременные женщины и женщины, имеющие детей в возрасте до двух лет. Официально продолжительность ежедневной смены при вахтовом методе не может превышать 12 часов, продолжительность вахты – 1 месяц. Фактически эти условия зачастую по разным причинам не соблюдаются.

В России впервые вахтовый метод был широко применен в начале 50-х годов прошлого века при разработке месторождения Нефтяные Камни в Каспийском море. Межрегиональная форма вахты, иначе называемая вахтово-экспедиционным методом была экспериментально опробована в крупных масштабах, начиная с 1974 года – создания Карской нефтегазоразведочной экспедиции Главтюменьгеологии, работники которой, живя в г.Тюмени регулярно летали на работу в пос. Харасавэй на п-ове Ямал. Вместе с ними неоднократно летали и автор этих строк, возглавлявший в то время социологическую службу Главтюменьгеологии и его сотрудники. Изучались различные аспекты качества жизни вахтовиков в триаде социальных пространств «дом-дорога-вахта», нетрадиционные практики организации производства, особенности и последствия мультилокальной и мобильной жизни тюменских геологов. Полученные результаты проводимых социологических исследований легли в основу разработанных положений об организации вахты, иных регламентирующих ее документов.

В постсоветский период вахта претерпела некоторые трансформации. Изменилась география вахтовых перевозок. Если до 1990г. большая часть персонала прибывала из разных городов Украины, особенно много из Ивано-Франковска, то теперь их сменили жители Поволжья, Краснодарского края и других российских регионов.

При этом изменились не только пункты отправления, но и назначения. Сегодня в связи с падением добычи нефти в Среднем Приобье, построенные здесь города стали базовыми для освоения нефтегазовых ресурсов Восточной Сибири и Дальнего Востока, где трудятся вахтовым методом созданные на Тюменском севере коллективы нефтегазодобытчиков. Маршруты их поездок теперь выглядят, например, так: Сургут-Иркутск и т.д. Заметно улучшились условия труда и вахтового быта. Мне часто доводилось бывать в вахтовых поселках Тюменского Севера и наблюдать как там в исключительно антисанитарных условиях жили геологи и нефтяники, по очереди спали на замасленных матрацах без простыней, После этого мне довелось испытать культурный шок при посещении вахтовых комплексов компании ВР на Аляске. Сегодня вахтовые поселки Ямбург и Заполярный уже значительно приблизились к аляскинским, для меня ставших эталонными.

Вместе с тем, организация вахтового труда сталкивается с многочисленными проблемами, приводит к непростым последствиям для его участников, как позитивным, так и негативным. Для жителей стагнирующей российской глубинки, нефтяников Башкирии и Татарии вахтовая работа нередко оказывается единственным способом выживания.

Вместе с тем, вахтовый метод, как социальный феномен, напоминает своеобразный айсберг, лишь вершиной которого являются периодические перемещения. По сути же здесь содержатся многообразные социальные явления и процессы, связанные с особенностями мобильной жизнедеятельности, адаптации и реадаптации к разным условиям. Например, вынужденные коммуникативные связи в вахтовом поселке, невозможность побыть в одиночестве, высокие нагрузки, бытовые неурядицы, вызванные отрывом от семьи, сексологические проблемы, мысли о детях и т.д.

Все это требует создания специальных социальных технологий, позволяющих нивелировать воздействие негативных аспектов вахты. Это технологии отбора работников, наиболее пригодных по своим личностным качествам для вахтового труда на Севере, их адаптации, мотивации эффективной работы, выбора режима труда и отдыха, социального обслуживания и т.д.

Автором разработаны и апробированы и внедрены такие технологии в форме стандартов и регламентов вахтового труда для ООО Газпром добыча Ямбург и ОАО Варьеганнефть. Однако очевидно, что в динамично меняющихся социально-экономических условиях необходим их постоянный контроль и корректировка.

Назрела необходимость в научном сопровождении, а, главное, обеспечении вахтового метода, масштабы использования которого в предстоящий период будут значимо возрастать. Речь идет, в первую очередь, о социологических исследованиях, но не только. Нужны будут также медико-биологические, экономические, правовые, психологические и иные проработки.

Коротко о А.Н. Силине

силиндоктор социологических наук, профессор

Заслуженный деятель науки РФ

Главный научный сотрудник Западно-Сибирского филиала ИС РАН

 

 

 

 

 

Список публикаций

СИЛИН А.Н. Межрегиональное использование человеческих ресурсов на Крайнем Севере с. 41 // Социологические исследования. 2011. №9