Бляхер Леонид Ефимович

бляхерДоктор философских наук, профессор

Зав. кафедрой философии и социологии Хабаровского государственного технического университета

В 2000-х в течение года исполнял обязанности главного редактора журнала “Полис. Политические исследования”

 

 

Как и почему…

Ответить на вопрос «как» не сложно. За компанию. В 1997-м году попал на школу молодых ученых. В тот период я числил себя в социальных философах, был кандидатом философских же наук. Но философии в списке направлений не оказалось. Потому выбрал самую близкую мне специальность – социологию. До того к социологии обращался эпизодически. В основном интересовался техникой проведения опросов и интервью. Штудировал по этому поводу разные умные книжки. В первую очередь В.А. Ядова. Конечно, читал и «общих классиков» для философов и социологов от Спенсера от Гидденса. Но социологом себя не осознавал.

На школе почти сразу сложился коллектив умных, ярких, талантливых людей. Для меня, до того лишенного на много лет какой-либо внятной научной среды (бегство из воюющего Таджикистана, обустройство на новом месте, всякие другие обстоятельства) это был непрекращающийся праздник. Среди моих новых знакомых была Светлана Барсукова, ставшая сегодня доктором, профессором, автором многих замечательных работ. В той же компании была Элла Панеях, не сделавшая столь блистательной академической карьеры, но ставшая известным социологом-публицистом. Много других очень интересных людей. Очень захотелось не расставаться.

Единственный вариант встречи, а разброс был от Санкт-Петербурга до Хабаровска, был совместный проект. Он и состоялся. По его результатам вышла совсем неплохая книжка «Российское городское пространство: попытка осмысления». Потом был второй проект, связанный с неформальной экономикой, потом третий. Так оно понеслось. Менялся состав группы. Кто-то приходил, кто-то предпочитал маркетинг, административную работу.

Когда к началу нового столетия выяснилось, что большая часть группы или уехала за рубеж, или ушла из науки, остановиться было не возможно. Не остановился и до настоящего времени. Сейчас вот мучаюсь с очередной книжкой про стратегии выживания предпринимателей в современных условиях. Пытаюсь выстроить объяснительную модель результатов большого эмпирического исследования с помощью концептов О. Бессоновой.

На вопрос «почему» ответить сложнее. По базовому образованию я филолог. Окончил провинциальный, но вполне приличный филфак. Какое-то время преподавал историю литературы. Даже написал (правда, не защитил) диссертацию по восприятию творчества Ф. Шиллера в России. Но чувства радости не возникало. Мучало соображение, что писатель пишет не столько для того, чтобы изучали, сколько для того, чтобы читали. И если разбор произведения менее ярок, чем само произведение (то есть автор не Тынянов, не Лотман, не Якобсон), то право его на существование не очевидно.

Кроме всего прочего, еще в тот период мне казалось странным изучать художественное отражение реальности (его лучше просто читать), а не саму реальность «за окном». Особенно в 90-е годы, когда она такая стремительная, неожиданная и непонятная. Попытался использовать свои филологические навыки. Ощутил острую нехватку знаний. Кинулся искать, где их можно получить?

По этим соображениям ушел в социальную философию. Защитил какие-то диссертации. Написал сколько-то работ. Но здесь столкнулся с другой проблемой. Тоже для меня сложной и болезненной. Все же философия – очень специфический тип знания. Для человека воспитанного в традиции аргументации «от факта», выстраивать аргументацию «от логики», «от категории» довольно трудоемкое и не особенно приятное занятие. Очень захотелось как-то «приземлить» свои философские рассуждения, связать их с той самой реальностью, которую вижу, в которой живу. В этой ситуации и возникла социология. Насколько правильно она поступила, судить не мне, но читателям моих текстов.