Аристова Наталья Григорьевна

аристоваПреподаватель ГАУГН

работала в ИС РАН со дня основания

 

 

 

 Как я не стала социологом

Социология пришла ко мне сама. Я хотела стать филологом-классиком и после окончания самой обычной московской школы пришла поступать в МГУ им. Ломоносова. Год был нечетный, а набор на классическое отделение проводился только в четные годы. Рядом с филологическим факультетом были два привлекательных – юридический и философский. В первом мне понравилось изучение латыни и римского права, а во втором обнаружилось отделение психологии.

По директиве тогдашнего Министерства высшего образования на эти факультеты принимали только абитуриентов со стажем работы или работающих по специальности. Тогда я пошла в Ленинку – библиотеку, в юношеский зал которой ходила почти ежедневно, и устроилась на работу. В отделе редких книг вакансий не было, и меня отправили в научно-методический отдел. А у него был договор с сектором психологии Института философии АН СССР на проведение социологического изучения читателей. Мне предложили по договору до конца года заниматься этим исследованием. Это были полевые работы и кодирование анкет. При подготовке собранного материала для обработки на ЭВМ (это пращур компьютера) я обнаружила анкеты, которые в школе заполнял мой школьный класс. Из них я узнала, кто и что читает, о чем мечтает, кем хочет быть, и поняла несовершенство метода анкетирования и убедилась в отсутствии анонимности, на которую обязательно ссылаются в инструкции.

аристоваК концу года я уже училась на отделении психологии философского факультета и работала в секторе психологии Института философии. Кабинет был территорией двух секторов – психологии и философских вопросов естествознания, сотрудники которого, в основном, мужчины – физики, математики, биологи, – казались мне недостижимо умными. А психологи, развивая идеи руководителя сектора С.Л.Рубинштейна, говорили о принципе единства сознания и деятельности и диалектико-материалистическом принципе детерминизма. Их психология без человека была мне совсем непонятна. И на факультете нам рассказывали о «человеке лабораторном», опутанном проводами и присоединенном к каким-то приборам. Все определилось после организации группы социальной психологии из, кажется, трех человек. Она занималась изучением реальных людей, групп, отношений между ними. И моя дипломная работа была об использовании метода социометрии для изучения взаимоотношений в научном коллектива.

При основании Института конкретных социологических исследований в него перевели всю группу. В нем собрались физики и лирики, состоявшиеся таланты и просто подающие надежды, пассионарные мужчины и красивые женщины. В Институте – уже просто социологии – занималась тем, что меня интересовало: социологией семьи, сиротства, инвалидности, благотворительности. Всегда помнила совет Ю.А.Левады: «Важно не чем (заниматься), а с кем». И никогда не забывала, что я социальный психолог, в социологию попала случайно и это был счастливый случай.